Важна ли журналистика Марку Цукербергу

Журналистика и Цукурберг

 

«На мой взгляд, при трансляции новостей мы ответственны за два аспекта», — заявил он во время беседы с небольшой группой редакторов и руководителей новостных агентств, которые собрались в калифорнийском городе Пало-Альто на встречу под названием «Не для записи». «Во-первых, мы должны гарантировать достоверность новостей». Вторым вопросом является «достижение взаимопонимания в обществе». Внезапно любимыми словами Цукерберга стали «взаимопонимание» и «сообщество».

«Невозможно достичь взаимопонимания, — утверждает он, — без общего набора данных, который как минимум позволит вести последовательные рассуждения».

Здесь-то и возникают противоречия.

Цукерберг управляет медиакомпанией, которая транслирует новости, но не имеет собственного новостного отдела. Он управляет медиакомпанией, которая — с помощью Google — заполучила львиную долю средств от цифровой рекламы и лишила смысла бизнес-модель журналистской индустрии, при этом проповедуя важность журналистики. Он управляет компанией, которая, по его словам, убеждена в необходимости поддерживать независимую журналистику, но которая не платит издательствам за право публиковать материалы. А еще он управляет компанией, которая решила показывать пользователям меньше новостей из профессиональных источников — этого люди точно не хотят видеть, говорит он, — при этом увеличив долю индивидуальных мнений.

Цукерберг полагает, что взаимопонимание — общий набор фактов — формируется не профессиональными источниками, а отдельными людьми. И у Facebook, с парой миллиардов пользователей, в них нет недостатка. Но несмотря на заявление Цукерберга, что Facebook оценивает информационные агентства по их авторитетности, при личной встрече он не произвел впечатление человека, способного различать качество мнений.

«Я действительно считаю, что новостная организация обычно придерживается определенного мнения, — заметил Цукерберг. — Я действительно считаю, что большая часть вашей работы заключается в том, чтобы придерживаться определенного мнения». А у Facebook, по его словам, просто «больше мнений». Если пользователи будут знать больше мнений, у них появится больше выбора. «Мы не говорим: вот одно мнение, а вот — другое. Вам нужно решить, где вы хотите быть».

Принимать решения на основании мнений других людей не только не имеет ничего общего с журналистикой. Это можно назвать враждебной позицией по отношению к прессе как к демократическому институту. Правда может иметь некоторые нюансы, однако данные обычно сообщают весьма однозначно. Любой журналист подтвердит, что на вопрос: «Что произошло?» — не стоит отвечать: «Почему бы тебе не спросить парочку друзей, сопоставить их мнения и определиться с собственной позицией?»

На вопрос: «Что произошло?» — не стоит отвечать: «Почему бы тебе не спросить парочку друзей, сопоставить их мнения и определиться с собственной позицией?»

Я была явно не единственной из присутствующих, кто не согласился с рассуждениями Цукерберга. Шеф-редактор The New York Times Джозеф Кан назвал это не просто упрощением проблемы, а откровенно трамповской позицией. «Институциональные ценности большинства действительно хороших медиакомпаний должны превосходить индивидуальные мнения», — заметил Кан. И заявлять, что журналистику можно упорядочить, как предлагает Цукерберг, — значит «вносить огромный вклад в поляризацию общества».

Последовала пауза.

«Думаю, это справедливо», — отметил Цукерберг. В газете, продолжал он, публиковать мнения рядом с новостными материалами «довольно опасно». Facebook же опрашивает читателей, чтобы определить, какие профессиональные новостные агентства являются наиболее авторитетными.

Как сообщил Цукерберг, количество трафика, который ведущие издательства получают благодаря Facebook, уменьшилось в среднем примерно на 20%.

В какой-то момент Цукерберг косвенно указал на необходимость государственного субсидирования американской журналистики, намекая на модель лицензирования общественного телевидения, которая обеспечивает работу BBC. Может ли Facebook напрямую платить издательствам за право публиковать их истории или транслировать передачи? «Не думаю, что это разумно», — ответил Цукерберг. «Мне кажется, что новости чрезвычайно важны для развития общества и демократии», — добавил он. «Просто это довольно небольшая часть» материалов, которые читают в Facebook. Кроме того, в отличие от присутствующих журналистов его не беспокоит, что разваливается основанная на рекламе модель получения прибыли. «В нашем случае, — медленно сказал он, прекрасно представляя позицию собравшихся, — думаю, это нормально».

Журналистские расследования — это «святое», отметил Цукерберг. «Мы обязаны делать намного больше». Но при этом добавил: «Новостных материалов мы не пишем».

«Так Facebook — это медиакомпания?» — спросила я в завершение дискуссии. Цукерберг усмехнулся. «Серьезно», — повторила я свой вопрос. Он вновь рассмеялся.